Материалы

Журнальный столик. Сентябрь 2016 г. Родина

«РОДИНА» № 9

Невьянск - небольшой городок среди Уральских гор. В центре старинной демидовской "столицы" - удивительная наклонная башня, овеянная тайнами и легендами. Все они связаны с именем Акинфия Демидова.

Cтарший сын тульского кузнеца Никиты Демидовича пользовался неограниченным доверием Петра I. В 1702 году, когда царь передал Демидовым только что построенный Невьянский завод, "для осмотру" и руководства предприятием на Урал прибыл именно Акинфий Никитич. Ему было всего 24 года. В отличие от отца-кузнеца, грамоте не обученного, Акинфий умел читать и писать. Но главное - всю жизнь стремился к новым знаниям. Досконально изучил рудное, доменное, молотовое производства, неплохо разбирался в сложных заводских устройствах (сохранились чертежи "проволошной фабрики", выполненные им собственноручно). Такого же отношения к работе требовал от "подданных" своего заводского "государства". Только в 1739 году Акинфий Демидов отправил на Нижнетагильский завод 130 распоряжений (это только те, что сохранились) с предельно практическими советами по улучшению дела...В 1726 году "за размножение рудокопных заводов" Акинфий Демидов получил потомственное дворянство. В 1742 году ему был пожалован чин действительного статского советника (IV класс Табели о рангах, соответствовавший генерал-майору в армии). Спустя еще два года императрица Елизавета Петровна подписала указ, по которому Сенату и Берг-коллегии не дозволялось заниматься делами Демидова без ее ведома: "понеже за его верные службы в собственной протекции и защищении содержать имеем...".

В этой блестящей и безупречной биографии есть лишь одна неразгаданная страница. Почему Акинфий Демидов, рассчитывавший с феноменальной точностью сложнейшие заводские производства, построил наклонную, будто падающую башню...

Алексей Карфидов (старший научный сотрудник Невьянского государственного историко-архитектурного музея)

«ПОКЛОН АКИНФИЮ ДЕМИДОВУ»

 

Он участвовал практически во всех войнах, которые вела Российская империя в конце XVIII - первой четверти XIX веков. Он сражался с турками, поляками, персами, французами, шведами.

При жизни он стал легендой, а после смерти только Пушкин спас его семью от нищеты.

В сентябре исполняется 245 лет со дня рождения героя Отечественной войны 1812 года генерала от кавалерии Николая Николаевича Раевского (1771 - 1829). Немногие в российской истории были вознесены на такую вершину народной славы. И совсем мало тех, кто столь трагически падал с нее...

С младенчества записанный в гвардию, в Преображенский полк, Николай в неполные шесть лет стал сержантом, в 14 - прапорщиком, в 17 - поручиком Семеновского полка. "Любимый из племянников князя Потёмкина", по утверждению Пушкина, подросток был вверен Светлейшим попечению казачьего полковника Василия Петровича Орлова (будущего войскового атамана Войска Донского и генерала от кавалерии) с приказом "употреблять в службу как простого казака, а потом уже по чину поручика гвардии". Потёмкин хотел сделать из него настоящего воина, и ему это удалось. Казаки были польщены: вместе с ними стал служить близкий родственник фактического соправителя государыни!

Семен Экштут (доктор философских наук) «ПЯТЬ СРАЖЕНИЙ ГЕНЕРАЛА РАЕВСКОГО»

 

«…Людей надо учить жить вместе. Ни у кого нет монополии на правду. Нужно искать компромиссы и приходить к консенсусу. Иначе этот земной шар взорвется к чертовой бабушке. Разумнее выбирать то, что объединяет, а не отталкивает. Телевизионный контент, и мусор из всемирной Сети никак не способствуют формированию у детей и подростков правильных ориентиров. На детей со всех сторон льется негатив. Жизнь ожесточается, градус ненависти в воздухе зашкаливает.  

Осип Мандельштам еще в 1914 году написал: "Есть ценностей незыблемая скала над скупыми ошибками веков". Иными словами, шкала ценностей, которая сегодня, увы, разрушена. Ее жизненно необходимо восстанавливать. И важно научить детей радоваться. Не в гедонистическом смысле, а в философском.

Скажем, нужно изучать природу. Поэтому этим летом, как и предыдущим, мы отправили учеников в экспедиции в Карелию и по Волге на двух школьных теплоходах со шлюпками и научной аппаратурой на борту. Содержать свою флотилию с каждым годом все тяжелее и тяжелее, но мы не сдаемся. Не из-за каких-то амбиций, а ради ребят. Чтобы они могли познать мир на ощупь. И так - уже двадцать лет подряд. В походах мальчишки и девчонки изучают экологию, записывают рассказы столетних бабушек, ставят на месте разрушенных церквей православные кресты, которые перед этим сами же делали в наших мастерских. Юные художники работают на пленэре. Это и есть живая история. Надо уметь помнить, быть достойными прошлого.

Я люблю прозу немецкого классика, лауреата Нобелевской премии Гюнтера Грасса. Он описывает, как в октябре 89го года ломали Берлинскую стену, а скромный преподаватель лицея в столице Германии в те же дни подробно рассказывал детям, что творилось полувеком ранее в "Хрустальную ночь", когда нацисты сначала разбивали витрины еврейских магазинов, а потом и головы евреям. Родители учеников возмутились, мол, зачем же портить праздник? А учитель ответил гениально просто: "Хочу, чтобы мои воспитанники знали: стены сами по себе не возникают". Сейчас мелкие бесы сплелись хвостами: национализм, клерикализм, коммунизм. Испытываю чувство глубокого омерзения, когда перед 9 Мая вижу на машинах баннеры "На Берлин!", "Можем повторить". Это пошлость и дешевка, оскорбляющая память о ветеранах. К этому нельзя иначе относиться. Так вести себя может только быдло. Даже извиняться за грубое слово не буду. И детская коляска, декорированная под Т-34, не вызывает у меня слез умиления. Как и младенцы, наряженные в а-ля гимнастерки. Не надо чувство меры терять! Нет народов белых и пушистых. Мы все живем между триумфом и травмой. Для немцев символ победы - Бранденбургские ворота, для нас - Кремль. Для них олицетворение незаживающей раны - Освенцим, для нас - ГУЛАГ.

Подлинная свобода предполагает колоссальную ответственность. Растить такое поколение - главная миссия сегодняшней школы, а конкретная дисциплина или предмет - лишь средство. Что-то должно западать в душу, цеплять за живое. Казенными словами не отделаешься. Другого пути попросту не знаю. Когда учитель вещает что-то, как пономарь, толку будет мало. Он должен превращаться в модератора, чья задача - организовать грамотное обсуждение, следить за корректностью и аргументированностью высказываний и учить детей отстаивать ту или иную точку зрения, спорить с документами и фактами».

Интервью с академиком Российской Академии образования, директором московского Центра образования № 109, учителем истории Евгением Ямбургом, провел
Владимир Нордвик

Евгений Ямбург: «УЧИТЕЛЬ ИСТОРИИ ОБЯЗАН УДИВЛЯТЬ»

 

Знаете ли вы, что Михаил Афанасьевич Булгаков в 1936 году начал писать учебник по истории?

Этот эпизод из жизни Булгакова кажется фантастическим. Школьным учителем он никогда не был и не собирался быть. Литературный классик в 1936 году взялся за учебник истории для советских школьников, после того, как прочел в газете "Правда" статью о том, что в ЦК партии принято Постановление "О преподавании гражданской истории в школах СССР". Постановление это уже два года обсуждалось в узких кругах, но обнародовано было только теперь - с цифрой: 100 000 (сто тысяч) рублей, обещанных победителю конкурса.

По свидетельству жены Булгакова Елены Сергеевны, польстился он именно на эти сто тысяч.

И решил поучаствовать в конкурсе.

Обложился книгами педагогов-историков и стал набрасывать тезисы, надеясь успеть... Чем все это закончилось, читайте в статье Льва Аннинского

«МИХАИЛ БУЛГАКОВ. ИСТОРИЯ С ПАТРИАРШИХ ПРУДОВ»

 

Лежит наш красный флаг,

в Измайлово в растяг.

За доллары его толкают наудачу.

Я Зимнего не брал. Не штурмовал рейхстаг.

Я — не из коммуняк, но глажу флаг и плачу.

Евгений Евтушенко

1992 г.

Красный флаг долгое время считался прерогативой монархов. Например, красное полотнище было у государева знамени Ивана Грозного, с которым он ходил брать Казань. А статус бунтарского символа алый стяг получил уже в период Великой Французской революции, когда отряды санкюлотов (представителей «третьего сословия») штурмовали королевский дворец Тюильри и свергли короля. В России красный флаг впервые, как считается, был поднят 16‑летним рабочим Яковом Потаповым возле Казанского собора в Петербурге во время первой политической демонстрации 6 декабря 1876 года...

Малоизвестные подробности об одном из главных символов Русской революции — в  традиционной рубрике «ВЕКторы революции. 1917—2017».

Андрей Ганин «КРАСНЫЙ ФЛАГ»

Другие материалы номера:  https://rg.ru/tema/rodina/