Материалы

Журнальный столик. Апрель 2017 г. Огонёк

«ОГОНЕК» № 14

 

Какую профессию выбрать? Кризис серьезно скорректировал приоритеты российских родителей, а главное — детям их мнение, похоже, уже не указ.

Профессии юриста и экономиста набили россиянам оскомину. Свежий опрос ВЦИОМа показал: за последние годы интерес к ним заметно поубавился. Родители желают своим детям другой доли. Так, сегодня каждый третий из взрослых видит в своем чаде будущего врача. На нынешнем фоне — дефицита профессиональных медиков и перехода к платной медицине ударными темпами — россияне все больше склоняются к мнению: хорошо бы иметь врача в семье.

Небывалый прежде ажиотаж наблюдается и вокруг военных профессий. Доля россиян, которые своим подрастающим детям советуют делать карьеру в армии, увеличилась вдвое: с 6 процентов в 2012-м до 13 — в 2017-м. Резко подскочила и популярность профессии полицейского.

Это один из признаков выздоровления нашей системы образования и рынка труда, где на протяжении многих лет наблюдался сильный перекос в сторону юристов, экономистов, менеджеров. Более того, опросы рекрутингового портала Superjob.ru показывают: доля родителей, чьи дети — выпускники школ планируют продолжить учебу в вузах, с 2010-го сократилась с 80 до 48 процентов. Предпочтение все больше отдается техникумам и училищам, а по специальностям в них — сестринскому делу (фельдшер, медсестра/медбрат) и программированию. Причины понятны: качество высшего образования под сомнением, стоимость его растет, бюджетных мест все меньше, а учеба в средних специальных учебных заведениях дает практические навыки и время подумать, чем заниматься дальше.

На какие профессии спрос, какие требуются навыки, на какие условия труда и зарплату можно рассчитывать — найти эту информацию можно в открытом доступе, на тех же рекрутинговых порталах, и она отчасти помогает с выбором. Есть на них, допустим, "вакансии будущего" вроде оператора беспилотника или педагога по роботехнике. Информационно-коммуникационные технологии считаются одной из наиболее перспективных областей, специалистов в стране не хватает. Но главное, подчеркивают эксперты, в этой сфере недостает высококвалифицированных кадров. Впрочем, как и во многих других сферах. Как выясняется, те же экономисты, юристы и управленцы сегодня в России весьма востребованы — но лишь в том случае, если они и вправду профессионалы.

Мария Портнягина выяснила, как изменились за последние пять лет профессиональные предпочтения детей и родителей

«МЕНЕДЖЕРЫ ВЫХОДЯТ ИЗ МОДЫ»

 

История может быть интересной — убеждены авторы проекта "Россия — моя история". Убеждение настолько велико, что организаторы мультимедийных выставок "Романовы" и "Рюриковичи" продвигают новую идею: создать по отработанному модулю сеть тематических исторических парков по всей стране.

- Эти выставки очень востребованы. Именно потому, что они дают некое панорамное представление об истории нашей родины. От базовых вещей — условно, кто за кем правил — до сущностных вещей и понимания процессов. Оказалось, что в нашей большой стране нет ни одного музея, который бы панорамно рассказывал об истории страны с древнейших времен до настоящего времени, нет места, где можно было бы эту связь времен проследить. Есть прекрасный Исторический музей, но он заканчивает свое повествование, если не ошибаюсь, началом XX века. Есть потрясающий Музей современной истории, который начинает свое повествование ровно с конца XIX века. И что еще очень важно: музеи рассказывают историю языком музейных предметов...

Экспозиция не ограничивается школьным курсом, хотя многие так и пытаются представить. Там гораздо больше информации. А потом, даже очень талантливому учителю будет непросто соревноваться с историческим парком. Мы все-таки живем в век технологий, в век, когда большинство детей лучше воспринимают картинку, а не печатный знак. И когда их приводят в мультимедийную среду, они многие вещи понимают гораздо быстрее и легче.

 Задача поставлена более чем амбициозная. Ведь каждый субъект имеет свою уникальную историю, из которой, собственно, создается федеральная история. И местная история будет именно тем, что отличает тематические парки регионов друг от друга. Предполагается, что 60-70 процентов экспозиции — это будет общая история России, а 30-40 — история территории и ее развития. Главная задача — показать, каким образом край, область развивались в общем российском контексте.

Создатели этого проекта планируют разрабатывать и другие выставки, посвященные, например, отдельным отраслям экономики, и безвозмездно отдавать их регионам, чтобы по всей стране люди могли ознакомиться с этой информацией. То есть регионы получат полноценный многофункциональный мультимедийный центр образовательного характера.

Управляющий директор Фонда гуманитарных проектов Иван Есин поделился с Екатериной Алферьевой планами создания сети тематических исторических парков по всей стране
 
 «МУЗЕЙ ДАЕТ ЭФФЕКТ МАСШТАБА»
 
 

Накануне дня исторического и культурного наследия "Огонек" встретился с американцем Уильямом Брумфилдом, который уже полвека занимается исследованием культуры России.

«Россия — удивительная страна: тут даже в деревнях строили не простые церкви, а по-настоящему роскошные храмы с уникальными интерьерами и внешним убранством. Архитекторами таких соборов, как правило, выступали безымянные крепостные мастера. Лично для меня каждая поездка в такое место — открытие, шок от осознания того, сколь высоким был уровень дореволюционного искусства России.

Одна из причин того, что памятники продолжают исчезать,— расхождение в понимании того, что считать памятником: власти придерживаются на сей счет одного мнения, искусствоведы — другого, обыватели — третьего... В Челябинске, например, сохранились кирпичные дома переселенцев второй половины XIX века, равно как интересные здания в стиле конструктивизма. Считать их памятниками или нет? При советской власти архитектурное наследие XIX века часто не считали достойным охраны... Тем важнее, если памятнику удалось уцелеть — как росписям под куполом Богоявленского собора в Ниловой пустыни. Столько лет все считали, что там ничего не сохранилось — еще на заре советской власти в этом храме была устроена тюрьма, но бывают же чудеса!..
 
В каких-то городах пытаются сохранить хотя бы одну историческую улицу, как, например, это сделали в Красноярске. В Тюмени удалось многое что сохранить, но так на то он и богатый нефтеносный регион. В Иркутске, кстати, обошлись и без таких денег, но отстояли особняки прошлых веков и оригинальные дома декабристов. А вот в Енисейске были уничтожены десятки домов, построенных в XVIII веке в стиле так называемого сибирского барокко. Сейчас к 400-летнему юбилею города их восстанавливают, но это совсем другая история. Каждый город России что-то потерял за бурное XX столетие безвозвратно. Например, в Тотьме церкви более или менее сохранились, но не их интерьеры, а Казань многое потеряла в процессе реконструкции к тысячелетию города»

 С Уильямом Брумфилдом о странной, на первый взгляд, любви к чужой культуре, беседовала Светлана Сухова

«ВЕРНУЛСЯ В США И ПОНЯЛ — ХОЧУ В РОССИЮ»

 

 

14 апреля у патриарха российского телевидения Анатолия Лысенко юбилей. Накануне этого славного события с Анатолием Григорьевичем поговорил "Огонек". Обо всем. И, конечно же, о современном российском телевидении.

«Телевидение — гигантская мощь. И, конечно, пропаганда. Нет государства, которое не занимается пропагандой. Другое дело — ее цель, ее уровень и тактичность. Я об этом все время говорю. Была пропаганда советская, застойная. Но она давала какую-то вилку сознанию, какой-то небольшой просвет. Вспомните — Генрих Боровик, Володя Цветов, Фарид Сейфуль-Мулюков, они все были разные. Конечно, не сказать, что один был либерал, другой социал-демократ, нет. Но они немного отличались друг от друга, и этот внутренний разрыв, внутреннее поле мысли позволяло людям по ту сторону экрана о чем-то задумываться.

Нынешняя пропаганда агрессивно непродуманная. Не дающая возможность сознанию двигаться самостоятельно, хотя бы чуть-чуть в стороне от ее курса. Но такой однозначной пропагандой и руководить значительно легче.

На Общественном телевидении России мы нашли методологию пропаганды без крика. Нашли форму обсуждения с уважением к точке зрения несогласного — и это уже очень много. Может, в какой-нибудь Голландии это достижение покажется смешным, но мы-то — не Голландия»…

Ольге Ципенюк

«ОТКАЗ ОТ ТЕЛЕВИЗОРА, ИЗВИНИТЕ МЕНЯ, ЭТО ГЛУПОСТЬ»

 

Ушел из жизни Евгений Евтушенко. Ушел из жизни в том числе и автор нашего журнала. Закончилась не просто эпоха, а целая вселенная захлопнулась навсегда…

В России поэт может сказать больше, чем не поэт, ему больше других позволено — так уж повелось. Сейчас подыскивают эпитеты для Евтушенко, он и сам их подбрасывал в изобилии, так что дефицита с определениями нет, они все на слуху. Но если размышлять рационально, мы не ошибемся, назвав поэзию Евтушенко политической хотя бы потому, что она оказывала такое воздействие на всех. Поэт-политик?.. Почему бы и нет. И даже способность идти на компромиссы, когда в твоей поэтической биографии существуют вместе "Братская ГЭС", "Танки идут по Праге" и "Бабий Яр",— это свойство именно политика. На компромиссы можно идти во имя большой цели.

Какая же была поэтическая цель у Евтушенко, которая совпала с политической?.. Теперь, когда путь его завершен, это, кажется, отчетливо проступает. Он просто хотел, чтобы сохранялась полифония. Он хотел, чтобы оставались разные голоса. Он добивался только одного — чтобы оставался плюрализм мыслей и голосов. Вот и все. И знаменитая рубрика, которую Евтушенко вел в 1980-е в "Огоньке" — "Антология русской поэзии ХХ века", выполняла, в сущности, ту же задачу: вернуть забытым, расстрелянным и сосланным в забвение поэтам право голоса. Благодаря и этой рубрике, и этой фотографии наш журнал также останется в истории ХХ века.

Андрей Архангельский

«ЛИРИК  ВЛИЯНИЯ»

http://www.kommersant.ru/Ogoniok