Материалы

Журнальный столик. Декабрь 2017 г. Родина

«РОДИНА» № 12

Если появится когда-нибудь в России общий памятник творцам Великой Победы, то рядом с маршалами в парадных мундирах должен стоять скромный мужчина в штатском - нарком финансов Арсений Зверев. Благодаря ему денежная система СССР благополучно пережила не только Великую Отечественную, но и тяжелейшие послевоенные годы, а он признан лучшим министром финансов в отечественной истории.

В мемуарах "Записки министра" Арсений Григорьевич с явным удовольствием подчеркнул два факта из своей захватывающей биографии. Первый: дольше него управлял денежными потоками только Жан-Батист Кольбер, суперинтендант Людовика XIV - королевский министр финансов. Второй: на вершину карьерной лестницы он поднялся с самого низа, из подмосковной деревушки Негодяево, в советские годы переименованной для благозвучия в Тихомирово.

Вадим Эрлихман (кандидат исторических наук)
 
 
 

В сентябрьском номере "Родина" рассказала о нескольких пассажирах "философского парохода", которым осенью 1922 года новая власть выдала билет в один конец. Эта статья вызвавшая повышенный интерес читателей (на сайте "Родины" и в социальных сетях статью "Пассажиры философского парохода" прочли десятки тысяч человек) побудил авторов продолжить тему.

Большинство уехавших эмигрантов принадлежали к культурной, научной и политической элите Российской империи. Значительная часть из них оказалась в США, Многие из этих ученых добились успеха и признания. О выдающихся результатах их работы красноречиво говорят изобретения, разработки и научные исследования В.К. Зворыкина (на фото), И.В. Сикорского,  В.Н. Ипатьева, В.И. Юркевича, С. П. Тимошенко, В.В. Леонтьева, И.Р. Пригожина, Г.В. Вернадского и еще многих других, щедро отплативших Америке за гостеприимство...

Евгений Гусляров

 «РУССКИЕ ОТЦЫ АМЕРИКИ»

 

Более чем в сотне километров от Перми в густом лесу затерялась железнодорожная база, где стоят старинные паровозы. Раньше это место было секретным, просто так сюда никого не пускали.

Один из пермских энтузиастов паровозного дела - Сергей Завьялов работает в локомотивном депо "Чусовское". Увлекся старинной железнодорожной техникой несколько лет назад и уже без нее не может. А база в Шумково оказалась для Сергея настоящим кладом. К тому же ее начальник - однокашник Завьялова, вместе учились в институте.

- В 2010 году вместе со слесарями нашего депо мы восстановили паровоз Л-4372, - рассказывает Завьялов. - Сегодня это единственный действующий паровоз на Свердловской железной дороге. Выезжаем, правда, на нем редко, обычно ко Дню Победы.

Запчасти для локомотива Сергей Завьялов берет на базе в Шумково. Вообще, это огромная проблема для фанатов. Большинство агрегатов и деталей давно уже не выпускают. Даже литература по ним и та оказалась в дефиците. Пришлось у ветеранов железной дороги просить пособия и руководства. Так у Завьялова скопилась приличная библиотека на тему "как отремонтировать паровоз".

В прошлом году к нему обратились из того же музея в Верхней Пышме - решили воссоздать бронепоезд времен войны. А для этого требовался аутентичный паровоз. Поскольку Завьялов уже известен в определенных кругах как знаток паровой техники, вышли на него. Сейчас Завьялов приступил к восстановлению паровоза марки ЛВ под номером 123. Присмотрел его в Шумково. Для первичного ремонта паровоз отправили на станцию Тихорецкая, но вскоре он вернется в Пермь.

- Я мечтаю создать целый паровозный парк, - говорит Сергей Завьялов. - В Перми есть один паровоз и два вагона к нему. Причем не новоделы, а именно тех времен - теплушка для солдат и операционная санитарного поезда.

Эти вагоны и вошли в Поезд Победы. В санитарном вагоне, который когда-то входил в состав 227-го военно-санитарного поезда Ленинградского фронта, работали хирурги. Хотя снаружи вагон и кажется небольшим, на самом деле он довольно просторный. В нем два вместительных купе - в одном готовили раненых к операции, в другом оперировали. С начала 1942-го по апрель 1945 года этот поезд совершил 40 рейсов, прошел более 150 тысяч километров, перевез около 20 тысяч раненых. Внутри сегодня так же, как было в годы войны. В планах Завьялова заполучить еще два паровоза и как минимум шесть вагонов. Он уже узнал, что на Свердловской железной дороге есть пара десятков старых теплушек, которые можно починить.

А еще мастер мечтает восстановить купейный спальный вагон 50-х годов прошлого века.

- Скоро будет у нас настоящий поезд Победы, - улыбается Завьялов, мечтающий о паровозных прогулках по Пермскому краю не только на 9 мая. Но для этого нужны классные вагоны двадцатого века и единомышленники двадцать первого ...

Текст, фото: Константин Бахарев  ‘’ПОЛЕТ "ЛЕБЕДЯНКИ"

 

Нижнетагильский музей-завод, по оценке эксперта Международного комитета индустриального наследия Вольфганга Эберта, является единственным в мире историческим памятником индустриальной культуры, сохранившим черты XVIII, XIX и XX вв. Сегодня это не только востребованный туристический объект, но и богатый источник для исследовательской работы...

Что определило успех тагильского завода в XVIII в.? Совокупность факторов, из которых первый - выбор места. Чтобы правильно выбрать место для завода, необходимо учесть ряд условий. Вода, сырье, топливо, транспортные пути. Все эти условия сошлись воедино в том месте, где и был построен завод. К. Егоров, участник уральской экспедиции Д.И. Менделеева, писал о Нижнетагильском заводе: "место для завода было выбрано по тому времени с замечательным расчетом: вблизи руды, среди векового леса, в районе, имеющем выход по водным путям, как в Европу, так и в Азию".

И еще один фактор, специфически уральский, созданный самой историей. Это рабочие кадры, мастера и управленцы. После никоновской реформы на Урал бежали многие старообрядцы. Акинфий Демидов охотно их привечал, среди них были и мастера металлургического дела, в которых заводчик крайне нуждался. Постепенно староверы, или кержаки (по названию реки Керженец под Нижним Новгородом, где первоначально селились противники церковной реформы), составили костяк в управлении многими демидовскими заводами, на тагильском же и невьянском все руководство было из кержаков. Люди они были трезвые, обязательные, связанные между собой узами старой веры, а порой и семейными, на них Акинфий сделал ставку и не прогадал. Кержакам можно было доверить любое дело, в надежности своих управленцев собственник не сомневался. Что касается отношений заводовладельца со своими работниками, то, судя по переписке Акинфия с приказчиками, были они скорее партнерскими, чем барско-холопскими, как утверждает советская историография. В подтверждение тому и данные статистики - при Акинфии Демидове крепостных на его заводах было не больше 7 %.

Алексей Коряков (научный сотрудник Нижнетагильского музея-заповедника "Горнозаводской Урал")

«АНГЛИЧАНЕ НА СВОЕМ ЖЕЛЕЗЕ ПОДДЕЛЫВАЛИ КЛЕЙМО ДЕМИДОВСКОГО ЗАВОДА»

 

Сколько же в СССР было любимых народом брендов: духи "Красная Москва", колбаса "Докторская", автомобиль "Жигули"... Совсем недавно не стало Устима Генриховича Штеймана - человека, без которого никогда не появился бы всем известный "Краснодарский чай" - еще одна узнаваемая товарная марка страны. Штейману было 96 лет...

Выращивание чая в России может показаться нонсенсом, но наша страна так велика, что на ее бескрайних просторах нашелся уголочек земли с райским климатом, позволяющим выращивать столь теплолюбивую культуру. Свой собственный, а не привозной чай первоначально выращивали в Грузии, а уже потом в тогдашней Черноморской губернии. Революция, коллективизация отбросили развитие чаеводства на несколько десятилетий. И только в 1947 г., когда была поставлена задача создания Мацестинского и Хостинского чайных совхозов и на это были выделены миллионы рублей, земли, техника, люди...

В 1952 г. в совхоз "Дагомысский" по распределению из Тимирязевской сельскохозяйственной академии прибыл молодой специалист Устим Штейман. Несмотря на то что был он круглый отличник, мичуринский стипендиат, его карьера в совхозе началась с должности бригадира. К тому времени за плечами Устима была война, нелегкая лейтенантская доля "Ваньки-взводного", два ранения, четыре боевые награды. Здесь же, в горах Кавказа, и проходила его ратная служба в 141-м горно-стрелковом полку НКВД. Сначала воевал с альпийскими стрелками из дивизии "Эдельвейс", потом, как сказали бы сейчас, с различными бандформированиями.

В 1963 г. его назначают директором совхоза. Весь дальнейший период истории российского чая я рискну назвать "Эпохой Штеймана".

Это была личность, масштабность которой понимали и ценили и власть, и все те, кому посчастливилось с ним работать. В 1972 г. он добился создания фирмы "Краснодарский чай", объединившей под единым руководством чайные совхозы и чайные фабрики Адлерского, Хостинского и Лазаревского районов. Сам стал ее генеральным директором, но одновременно оставался директором головного чайного совхоза "Дагомысский".

Владимир Поляков (доктор исторических наук)

 «СОВЕТСКИЙ ПЛАНТАТОР УСТИМ ШТЕЙМАН»