Материалы

Журнальный столик. Январь 2018. Родина

75 лет назад была прорвана блокада Ленинграда. Но почти за год до прорыва блокады подростки-возницы на 223 подводах доставили в Ленинград продукты, собранные колхозниками на оккупированных немцами территориях. 17 тонн мяса, 28 тонн круп, 14 тонн меда, масла, грибов...

Как смогли пробиться к своим? Как удалось в глубоком тылу у немцев собрать такое количество драгоценной еды? Об этом вспоминают участники легендарного Обоза.

 

     Петр Тимофеевич Рыжов в феврале 1942 года семилетним мальчишкой работал на сборе Обоза... агитатором. Он и до этого был на подхвате в селе Железнице, где располагался штаб 2-й Ленинградской партизанской бригады под командованием Героя Советского Союза Николая Григорьевича Васильева: полы подмести, дрова к печке поднести, сбегать по деревне с поручением.

   Однажды в штаб бригады приехал представитель Северо-Западного фронта Алексей Асмолов. Подведение итогов да еще в канун Дня Советской армии, переросло в застолье. Глядя на полный снеди стол, Асмолов стал рассказывать про голодающих ленинградцев. Показал фотографии блокадного города. В эту зиму масштаб трагедии многие еще не осознавали, тем более в глубоком вражеском тылу. Услышанное вызвало шок.

Так сама собой родилась дерзкая мысль - отправить в Ленинград продовольственный Обоз. Причем вес подводы не должен был превышать 300 килограммов, поэтому возницами чаще всего записывали подростков 14-16 лет. Ну и женщин, конечно. И вот группа из 14 человек, отправилась к линии фронта. Пробирались по лесам, по болотам. А дневать и отсыпаться останавливались в деревнях, которые не сожжены. Шли-то в основном ночью, чтобы не привлекать внимания.

По пути к Обозу присоединялись новые подводы. По глухим опушкам шли небольшими партиями. Уже на марше решили сменить маршрут: идти не напрямую, как короче, а сделать большой крюк по считавшимся непроходимыми Рдейским болотам.

 - Они, конечно, давно замерзли, но часто попадались проталины, ямы под снегом, - вспоминает возница Михаил Кириллов. - Если лошадь попадала в такую, вытаскивали всем миром. В сутки Обоз преодолевал по 15-20 километров.

На село Березняки, как вспоминал уже ушедший из жизни возница Артемий Терентьев, что-то пронюхавшие немцы устроили авианалет:

- Загорелось четыре дома. А у нас был приказ: из изб не выходить, чтобы стоянку нашего каравана не выдать. Ну, выплеснули на стропила полведра воды - все, что в избе нашлось. А сами на пол легли, на головы полушубки натянули...

Голодное время, весь день на морозе... Неужели у мальчишек не было соблазна хоть чуть-чуть полакомиться чем-то из собранного? Но на мой вопрос Михаил Владимирович Кириллов даже замахал руками:

- Вы что?! Кому хотелось на обочине остаться? Оставили бы с пулей в голове. Об этом нас перед самым выходом предупредили. По законам военного времени. А питались так: за пазухой у каждого была бутылочка с молоком и краюха хлеба. Хлеба мы с собой сразу много взяли. А бутылочки пополняли молоком в деревнях. Когда не было, и простой водой обходились...

Про всегдашнее чувство голода он почти забыл. Зато отчетливо помнит, как тащили по глубокому снегу лошадей, заматывая им головы попонами или мешками:

Натруженная лошадь могла при таких нагрузках простудиться, посадить легкие. О здоровье лошадей малолетние возчики заботились больше, чем о своем собственном.

    Сейчас Петр Тимофеевич Рыжов пытается восстановить фамилии всех участников Обоза. Вместе с сыном четыре года подряд ездил по местам, где прошло детство. Многих деревень уже нет. В уцелевших - не найти нужных документов. И тем не менее, Рыжов через личные архивы потомков установил имена 21 сверстника из 1942 года. И намерен найти потомков еще из 11 деревень, откуда (он точно знает!) были мобилизованы подростки-возчики, спасавшие Ленинград от голода.

Он надеется дожить до того дня, когда в городе-герое на Неве им будет поставлен памятник.

Ольга Штраус «ОБОЗ»

https://rg.ru/2018/01/18/rodina-blokada.html

 

 

6 января 1943 года в Красной Армии, а 15 февраля и в Военно-Морском Флоте в качестве знаков различия были введены погоны.

    Декрет Совнаркома от 15 декабря 1917 года отмену чинов и знаков различия объяснял тем, что нельзя подчеркивать превосходство одного "гражданина Российской республики" над другим.

Но жизнь быстро заставила осознать, что в армии равенства быть не может. Подчиненный не может смотреть на начальника как на равного! Равному можно и не подчиниться - кто он, дескать, такой? Об этом естественном неравенстве должна напоминать и внешность начальника.

    И уже в 1919 году в РККА пришлось ввести знаки различия по должностям. А в 1935-м - по воинским званиям. Но знаки различия, существовавшие к 42-му - петлицы, - не так выделяли командиров, как погоны. Особенно полевые петлицы, введенные в августе 41-го в действующей армии - защитного цвета, с окрашенными в такой же цвет треугольниками, "кубиками", "шпалами" и генеральскими звездочками. Они просто сливались с воротником гимнастерки в один блеклый тон.

Военная форма выглядела штатской "одежей".

    Великая Отечественная война заставила чаще вспоминать о славном прошлом России и ее армии. Оно ободряло, пробуждало желание "не посрамить". Сложно сказать, у кого зародилась идея ввести погоны - у Сталина или у тех интендантов, что с начала 1942 года проектировали по его распоряжению внешние отличия для гвардейских частей. Но зародилась идея не позже весны 42-го: уже в мае Сталин ознакомил с ней Главное политическое управление Красной Армии. А в конце сентября или начале октября говорил о введении погон как о деле решенном.

    По свидетельству начальника Тыла Красной Армии А.В. Хрулёва, разрабатывая первые образцы погон, интенданты кое-что скопировали у других армий, "кое-что сами смастерили". Но затем Сталин приказал: "Покажите погоны, что были у царя". В итоге по конструктивному типу советские погоны повторили русские.

Пяти- или шестиугольные. У солдат - из цветного сукна.

У сержантов - тоже, с поперечными или продольными нашивками.

У офицеров - из металлического галуна в два или три ряда, с цветными просветами между рядами и со звездочками.

У генералов - из широкого галуна с зигзагообразным рисунком.

Полевые погоны - из сукна защитного цвета. Вместе с погонами ввели новую форму одежды - покроем и деталями напоминавшую русскую 1910-х гг.

Правя 6 января 1943 года передовицу "Красной звезды", Сталин подчеркнул: "Надо сказать, что погоны не нами придуманы. Мы наследники русской воинской славы. От нее не отказываемся..."

Андрей Смирнов (кандидат исторических наук)

"ПОЛЕВЫЕ МЯТЫЕ ПОГОНЫ С БУКВОЙ "Т" - ОТЛИЧЬЕМ СТАРШИНЫ..."

https://rg.ru/2018/01/07/rodina-pogony.html

 

До Останкинской башни все высотные сооружения строили только из металлоконструкций: башня Эйфеля, башня Шухова, однообразные небоскребы Нью-Йорка. Дорогие, не стойкие к жаре и коррозии.

    Решение построить самую высокую на Земле 535-метровую башню из бетона с ходу обозвали утопией и авантюрой. 500 советских ученых отказались заниматься проектированием бетона для Останкинской.

Гениальный отечественный конструктор Н.В. Никитин был убежден в своей правоте. Но убеждения мало - для никитинского проекта башни требовался невиданный в мире бетон, способный противостоять морозу, солнцу, ветру, дождям, засухам и непредвиденному пожару на космической высоте. Создать такой бетон Никитин и поручил кандидату технических наук, заведующему лабораторией N 10 "Теплопроекта" Борису Давыдовичу Тринкеру.

    Получив задание генерального конструктора башни, Борис Тринкер первым делом пересмотрел все проектные требования к бетону. И увеличил показатели требуемых марок в 2,5 раза. Тем самым он спас останкинскую красавицу от катастрофического пожара в 2000 году: в течение двух суток бетон горел при температуре 1000 градусов Цельсия! Чтобы было понятнее, процитирую учебник тех лет: "Бетон на портландском цементе при температуре выше 300 градусов распадается на составляющие, арматура расширяясь неуправляемо деформируется, бетон рассыпается в прах..."

Но в прах рассыпались последние сомнения противников новаторского подхода к возведению чудо-башни. Воспоминания о том, как бывший фронтовик Борис Тринкер осуществил невиданный в мире эксперимент

Александр Тринкер (доктор технических наук)

«БАШНЯ МОЕГО ОТЦА»

 

В недавнем прошлом была широко распространена точка зрения, что у России якобы существовал грандиозный план экспансии, в результате которого северная часть Тихого океана превратилась бы во "внутренние" воды Российской империи.

    В 1817 г. - ровно 200 лет назад - подданные Российской империи построили на Гавайских островах крепости и селения. Король Гавайских островов согласился быть принятым под покровительство российского императора. Но в Санкт-Петербурге это начинание неожиданно не нашло поддержки, а за человеком, который осмелился обратиться с подобной инициативой, прочно закрепился статус "авантюриста". Впоследствии большую часть Гавайских островов включили в свой состав США.

    Впервые русские заговорили о значении островов в ходе первой российской кругосветной экспедиции (1803-1806), рассматривая Гавайи как отличный источник снабжения продовольствием Камчатки и Аляски. Это было удобно и с точки зрения навигации - в этом направлении дули благоприятные ветра. Впервые вопрос о важности для России Гавайских островов поставил руководитель экспедиции, камергер императорского двора Н.П. Резанов, более известный по своему роману с дочерью коменданта Сан-Франциско - Кончитой (эти события легли в основу рок-оперы "Юнона и Авось"). Он даже хотел купить остров у гавайского короля, о чем оставил запись: "Покупается остров у короля Сандвических островов по согласию обоюдному". Но эти слова оказались лишь намерением.

Прошло почти десять лет, прежде чем русские вновь заявили о себе на островах, и связано это было с кораблекрушением…

Александр Петров (доктор исторических наук)

«ГАВАЙСКИЕ ОСТРОВА МОГЛИ БЫТЬ РУССКИМИ»

https://rg.ru/2018/01/17/rodina-na-gavajskih-ostrovah.html

 

С сохранившихся фотографий на нас смотрит пожилая и даже очень пожилая женщина с типичным лицом русской провинциалки. Этакая бабуля на завалинке. А между тем Екатерина Константиновна Брешко-Брешковская была одной из самых активных революционерок, работавших, как теперь бы сказали, "в поле". С юных лет посвятила себя борьбе против царского самодержавия: сначала в одном ряду с революционерами-народниками, затем с эсерами.

    Дворянка. Отец Константин Михайлович Вериго - помещик в Витебской губернии, мать Ольга Ивановна Горемыкина - примерная прихожанка, женщина строгих христианских правил. Отчего же их дочь - она появилась на свет 13 января 1844 года, - получив классическое образование, изучив французский, немецкий и английский языки, выйдя замуж за вполне пристойного соседа-помещика, круто поменяла курс своей жизни, встала на путь борьбы и лишений? Бросила мужа, отдала на попечение родственницы маленького сына и с головой окунулась в стихию борьбы. Под именем солдатки Феклы, в крестьянском облачении, с котомкой за плечами, ходила по деревням, рассчитывая поднять мужиков на бунт. Составляла агитационные прокламации крайне радикального содержания - с призывами "нападать на жилища купцов, помещиков и жидов, разорять их до основания".

    А убедившись, что "хождение в народ" малоэффективно, стала активной сторонницей террора. И хотя, как отмечают историки, не засветилась ни в одной боевой операции, но вдохновляла на вооруженную борьбу молодежь, считая, что для достижения "благих целей" годятся любые средства.

Не удивительно, что Брешко-Брешковская была арестована, с 1874 года в ее жизни начинается долгий этап тюремных заключений, каторжных работ, ссылки. Из Петропавловской крепости тридцатилетнюю женщину отправили прямиком в Восточную Сибирь.

Считается, что она стала первой в России женщиной-политкаторжанкой.

Владимир Снегирев «БАБУШКА РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ»

https://rg.ru/2018/01/09/rodina-babushka.html