Материалы

Журнальный столик. Февраль 2018. Наука и жизнь

 

Заголовки в СМИ пестреют загадочными для многих новостями: «Биткойн вырос до рекордной отметки!», «Какие криптовалюты выгоднее всего майнить?» и т.п.

Известный американский предприниматель Уоррен Баффет называет биткойн «финансовым пузырём» и предупреждает, что скоро всё это плохо закончится. В то же самое время Стив Возняк, сооснователь Apple, считает, что криптовалюты — наше всеобщее будущее и нет никакого смысла ему противиться.

Мнений много, и все они разные. Тем не менее, пока рассудительные и образованные граждане размышляют на тему «Нужна ли лично мне такая сложная и непонятная штука, как биткойны», некоторые бренды уже «засветились» в не совсем честной добыче криптоденег за счёт ничего не подозревающих пользователей.

Чтобы принять для себя взвешенное решение — вступать ли в игру с участием так называемых криптовалют, необходимо разобраться, что это за явление? А начать необходимо с функции денег вообще.

Алексей Лагутенков

 «КРИПТОВАЛЮТЫ. ПРАВИЛА ПРИМЕНЕНИЯ»

https://www.nkj.ru/archive/articles/33121/

 

Первые намёки на то, что загрязнённый воздух может вызывать дегенерацию тканей мозга, появились совсем недавно, в начале XXI века.

Мексиканские нейробиологи обратили внимание на то, что собаки, живущие в тех районах Мехико, где воздух сильно загрязнён, быстро стареют, особенно деградирует их ум. Собака перестаёт узнавать хозяина, теряет ориентацию и вообще глупеет. Микроскопическое изучение мозга таких животных обнаружило в нём присутствие так называемых амилоидных бляшек — отложений особого белка, типичных для болезни Альцгеймера (старческого слабоумия).

    Неужели в грязном воздухе есть что-то, вызывающее деградацию мозга? Сотрудники Калифорнийского университета установили воздушные насосы со сложными фильтрами в 100 метрах от оживлённой автодороги, по которой в сутки проходят 300 000 легковых и грузовых автомашин. Улавливаются даже совсем микроскопические частицы диаметром менее 0,2 микрометра. Для сравнения: длина большинства бактерий от 0,8 до 8 микрометров. Среди таких частиц — сульфаты, нитраты, соли аммония, тяжёлые металлы и банальная сажа, выброшенные двигателями внутреннего сгорания. Благодаря очень малым размерам эти частицы крайне реакционноспособны. Проникая в клетки, они образуют опасные активные соединения типа перекисей. Довольно давно доказано, что вдыхание тонких и ультратонких частиц приводит к астме, раку лёгких, а недавно выяснилось, что и к болезням сердца.

Теперь оказывается, что экспозиция к ультратонким частицам (2,5 микрометра и меньше) в воздухе вредит и мозгу. Длившееся 11 лет исследование показало, что жизнь там, где таких частиц больше, чем 12 микрограммов на кубометр воздуха, почти удваивает риск болезни Альцгеймера. В провинции Онтарио (Канада) риск развития слабоумия у тех, кто живёт в 50 метрах от оживлённой автотрассы, на 12% выше, чем у жителей домов, отдалённых на 200 м и более.

    Из 18 исследований, выполненных в Швеции, Германии, на Тайване, в Китае, Англии и США, только одно не подтвердило связи между загрязнением воздуха в месте обитания человека и болезнью Альцгеймера. Сканирование мозга на магниторезонансном томографе ещё и показало, что чем ближе человек живёт к оживлённой автотрассе, тем сильнее со временем уменьшается объём его мозга, — клетки отмирают, мозг как бы усыхает. Опыты на культуре нервных клеток доказали, что ультратонкие частицы словно сдирают изоляцию с нервов — слой миелина.

    Так что же делать? Частицы поперечником 2,5 микрометра и тоньше возникают практически при любом горении, горит ли бензин, газ, дизтопливо, дрова, уголь или другая органика. Переехать куда-нибудь подальше от дорог? Но там вы будете отапливаться дровами, на них же готовить пищу и вдыхать их дым. Однако есть по крайней мере одна и достаточно простая мера предохранить себя хотя бы от добровольного вдыхания дымовых ультратонких частиц. Это — бросить курить. По данным Всемирной организации здравоохранения, из-за курения возникают 14% всех случаев болезни Альцгеймера в мире.


«ЗАГРЯЗНЕНИЕ МОЗГА»

 

Чтобы память была в порядке, мозгу нужно много света – об этом в своей статье в журнале Hippocampus пишут исследователи из Университета штата Мичиган. Эксперименты ставили с травяными мышами, но поскольку они ведут дневной образ жизни, вполне вероятно, что полученные данные относятся и к прочим дневным зверям, в том числе и к человеку.

Грызунов в течение четырех недель держали в помещении с освещенностью либо 1000 люксов, что соответствует пасмурному дню, либо 50 люксов, что соответствует, например, обычному свету в ванной или туалете. Через месяц оказалось, что у мышей, которые жили под тусклым светом, стал плохо работать гиппокамп – один из главных центров памяти и пространственной ориентации. По словам авторов работы, из-за плохого освещения у мышей на 30% уменьшилась емкость гиппокампа: в нем хуже формировались новые нейронные связи, необходимые для запоминания новой информации, а сами животные хуже ориентировались на местности.

То, что нейронам стало трудно формировать новые контакты, очевидно, было связано с тем, что в мозге уменьшилось количество белка под названием нейротрофический фактор мозга. Он стимулирует рост и развитие нейронов, он помогает нервным клеткам формировать и укреплять синапсы; если этого белкового фактора становится мало, то и новые нервные цепочки не появляются, следовательно, страдают память и способность к обучению.

Однако изменения были обратимыми: если мышам тусклый свет заменяли на обычный, то и гиппокамп, и способность ориентироваться в пространстве приходили в норму.

    Разумеется, полученные результаты хорошо бы проверить на людях, а заодно узнать, какие еще когнитивные способности чувствительны к дефициту света. Хотя, конечно, вряд ли среди нас есть такие, кто неделями живет в туалете или в ванной, однако нельзя отрицать, что многие люди большую часть жизни проводят в помещениях, а освещенность в помещениях часто оставляет желать лучшего.

И, возможно, даже при не очень тусклом искусственном свете какие-то последствия все равно имеют место, пусть и не очень выраженные. Здесь, кстати, можно вспомнить исследование сотрудников Северо-Западного университета, которые несколько лет назад обнаружили связь между освещенностью и обменом веществ – оказалось, что человек просто начинает толстеть, если не получает достаточное количество света.

Кирилл Стасевич

 «ОТ ТУСКЛОГО СВЕТА МОЗГ ТУПЕЕТ»

 

Исследование, проведённое Анной Манген из университета Ставангера (Норвегия), показало, что учебный материал, поданный на бумажной странице, усваивается лучше, чем тот же текст в формате PDF на экране компьютера или электронной книги.

Объяснить это можно тем, что в книге легче вернуться к месту, которое вы хотите перечитать, чем снова найти его на экране. Помогает и зрительная, и двигательная память, возникшая при переворачивании страниц. И вообще, сложный материал, который нужно понять и усвоить, лучше читать с бумажной страницы. Но то же самое относится и к чтению как развлечению. Эксперименты Анны Манген показали, что те, кто читал детективный рассказ с экрана электронной книги, запомнили сюжет хуже, чем читавшие его в обычной бумажной книжке. Мало того, по некоторым данным, читатель лучше вживается в характеры персонажей и больше сопереживает им, если книга обычная.

 «ЧТЕНИЕ — ВОТ ЛУЧШЕЕ УЧЕНИЕ»

 

В алфавите, который изучают школьники в первом классе, 33 буквы. А в древней кириллице — азбуке, составленной в середине IX века Кириллом и Мефодием, их было гораздо больше — целых 46. Братья-монахи, уроженцы греческого города Солуни (ныне Салоники), взяли за основу своей азбуки греческие буквы и приспособили их к звукам славянских языков, один из которых стал русским.

    Куда же пропали 13 букв? По мере того как славяне, в том числе и русские, осваивали свой язык и свою письменность, многие буквы отпадали за ненадобностью. Одна за другой из алфавита исчезли S (зело), I (и десятичное), Ђ (чье), OY (оук), Ѡ (омега), Ҁ (коппа), Ѣ (ять), Ѧ (малый юс), Ѫ (большой юс), Ѯ (кси), Ѱ (пси), Ѳ (фита) и Ѵ (ижица). Далеко не все буквы уходили мирно, «без боя». С трудом отстоял своё место в алфавите твёрдый знак, но теперь у него «новая работа».

Если бы мы каким-то чудом оказались на улице XIX века, то наверняка заметили бы, что на вывесках слова написаны совсем не так, как в наши дни. Например: «Складъ мануфактурныхъ товаровъ», «Чай, сахаръ, кофе», «Торговый домъ братьевъ Альшвангъ», «Ресторанъ ”Посадъ”».

У твёрдого знака было даже имя собственное — «ер». В Толковом словаре живого великорусского языка Владимира Ивановича Даля читаем: «ЕР м. (ъ), тридцатая буква в церковной азбуке, двадцать седьмая в русской; некогда полугласная, ныне твёрдый знак, тупая или безгласная буква». (Мягкий знак в то время назывался «ерь», а буква «ы» — «еры».)

Откуда взялись эти правила? Они очень древние. В древнерусском языке твёрдый и мягкий знаки означали гласные звуки. Как они произносились, точно не известно, но филологи полагают, что было что-то вроде невнятного «о» («ъ») и ещё более невнятного «е» («ь»). При этом существовало правило, что слог может заканчиваться только на гласную. Например, слово «свиток» в древности писалось как «съвитъкъ». Попробуйте его произнести! А поскольку звук «о» делает согласные, стоящие перед ним, твёрдыми, люди стали лениться произносить «ъ». Они захотели сохранить его на письме, чтобы сразу было понятно, что имеется в виду. Например: «Здесь мелъ» или «Здесь мель», «Вот молъ» или «Вот моль». Но потом против этого «пережитка старины» стали выступать многие русские писатели. Им казалось, что в указании на твёрдость согласных звуков нет никакой нужды. Ведь каждому понятно: если не указано, что звук на конце слова мягкий, нужно произносить его твёрдо.

    Желание избавиться от ненужных знаков особенно усилилось в конце XIX — начале XX века. В 1904 году при Отделении рус-ского языка и словесности Академии наук была создана Орфографическая комиссия, перед которой стояла задача упростить русскую письменность, прежде всего для того, чтобы школьникам было легче изучать русский язык. В комиссию вошли самые известные учёные-языковеды тогдашней России. Возглавил её выдающийся русский языковед Филипп Фёдорович Фортунатов. Комиссия попыталась вовсе отказаться от буквы «ъ» и использовать только «ь», при этом отменить написание мягкого знака на конце слов после шипящих, то есть писать «мыш», «ноч», «идёш» и т. д. Этот проект широко обсуждался, но так и не был принят.

И вот 10 октября 1918 года декретом Совнаркома «О введении новой орфографии» твёрдый знак был упразднён. Причём поначалу с ним разделались настолько радикально, что вовсе выкинули из русского алфавита и заменили апострофом. На старых фотографиях можно увидеть вывески, на которых написано: «Осторожно! Крутой под’ём!» или «Об’ект охраняется собаками!» Употребление апострофа в середине слова многим казалось диким. Писатель Иван Алексеевич Бунин даже называл его «чудовищем». Вскоре от апострофа отказались и вернулись к твёрдому знаку.

Исчезновение твёрдого знака из окончания слов вызывало опасение у лингвистов. Они считали, что будет сложнее различать границы слов и в результате тексты станут нечитаемыми. Этого не произошло, твёрдый и мягкий знаки нашли своё место в русском языке.

Елена Первушина «ЗАБЫТЫЕ БУКВЫ»

Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/33130/

 

Современники Александра Сергеевича Пушкина пытались угадать, кто мог стать прототипами героев романа «Евгений Онегин». Литературный критик П. А. Плетнёв, постоянный помощник Пушкина в его издательских делах, был уверен: в Ленском воплотились черты характера поэта-романтика Вильгельма Кюхельбекера — мечтательного, влюбчивого и в то же время горячего и обидчивого. Он ещё в Лицее из-за пустяка вызвал Пушкина на дуэль. Да и особенности поэзии Кюхельбекера напоминали характеристику, данную Пушкиным Ленскому-поэту:

 

Он из Германии туманной

Привёз учёности плоды:

Вольнолюбивые мечты,

Дух пылкий и довольно странный,

Всегда восторженную речь

И кудри чёрные до плеч.

По мнению известнейшего советского литературоведа Ю. М. Лотмана, в Лен-ском Пушкин изобразил свой собственный «эмоционально-идейный мир... до перелома 1823 года, который осознаётся теперь как сохраняющий обаяние чистоты, но наивный...». Деталь портрета Ленского — «кудри чёрные до плеч», служившие знаком вольнодумства, — Лотман сопоставляет с одним из пушкинских автопортретных рисунков, на котором «отчётливо видны длинные до плеч волосы поэта». Однако Ленского Пушкин назвал в романе красавцем и повторил: «Богат, хорош собою, Ленский…». Кюхельбекер и Пушкин не отличались ни тем, ни другим...

 

Кандидат филологических наук Ирина Грачёва

 «И КУДРИ ЧЁРНЫЕ ДО ПЛЕЧ...»

 

https://www.nkj.ru/archive/1030/33119/