Материалы

Журнальный столик. Февраль 2018. Огонёк

 

  На 600 жителей тверского села Рождествено и примыкающей к нему деревни Бортниково приходится свыше 40 таджикских семей. Точнее не подсчитать, потому что часть новых жителей в селах зарегистрировались, но не живут, а многие живут, но пока не зарегистрировались. Вот про школу можно сказать точно, здесь 74 ребенка, из них 32 — таджики. Впрочем, ребята общаются друг с другом на русском и по-таджикски уже понимают плохо.

Таджикские дети прилежно учат даже основы православной культуры, их преподают с 4-й по 8-й класс. Начинается учеба с букв церковнославянского алфавита. А к ее концу таджикские школьники читают отрывки из Евангелия, узнают святых на иконах и выступают на районной олимпиаде по православной культуре.

— Мне один мальчик рассказывал, что ему нашли невесту, которая приедет из Таджикистана. Он удивлялся: как же я с ней разговаривать буду? — рассказывает учитель истории и обществознания Лариса Митрофанова.— А другого кто-то назвал таджиком, так он возмутился. Я, говорит, гражданин России.

    Вообще, сельский быт таджиков не смущает, на родине в горах было еще тяжелее. Сегодня, к примеру, в Рамешковском районе Тверской области проживает около 1000 переселенцев. Местные жители давно переименовали названия некоторых деревень на новый лад. Например, Перелоги в народе называют "Тюбетейкино"

На Рождество таджики поют колядки на сельском празднике. А весной 2016-го пригласили русских соседей на Навруз — праздник весны отмечали в сельском клубе. Напекли лепешек и пирогов, из Твери приехал ансамбль в национальных костюмах. В прошлый Рамадан глава даже разрешил таджикам устроить временную молельню, чтобы не каждый день ездить в Тверь в мечеть. И весь месяц после захода солнца рождественские таджики преклоняли колени в летнем домике одного из членов диаспоры. Конечно, без конфликтов не обходиться…Но все разногласия стараются решать мирным путем.

— В целом это симпатичный, трудолюбивый народ,— заключает житель села Дмитрий Керданов.— Мы, конечно, их сюда не звали. Но все они либо граждане России, либо с видом на жительство. А когда у других жителей возникают претензии, я могу только повторить слова из Библии: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю». А иначе ее заполнят другие.

    Никита Аронов о жизни таджикской диаспоры на тверской земле

«ДЕРЕВНЯ ТЮБЕТЕЙКИНО» 

https://www.kommersant.ru/doc/3534121

 

«В науке "приз" достается тому, кто зафиксирует свой приоритет в виде патента и последующей публикации. И россияне сплошь и рядом в проигрыше, потому что, как правило, не патентуют и не публикуются вовремя!

    Необходимо, не тратя времени даром, захватывать западные рынки, оформлять тамошние патенты, и пусть их продажей занимаются специалисты. Да, международный патент стоит недешево: в США он обходится в десятки тысяч долларов. Понятно, что у ученых таких денег чаще всего нет. Значит, патентообладателем должно стать государство (например, в лице вузов, РАН, фондов), а автором патента — ученый. Такие патенты оформляются и сегодня, но крайне редко. А ведь так можно было бы стимулировать науку, возвращая затраты на патент и премируя ученых…»

    Светлана Сухова беседовала с членом-корреспондентом РАН, и.о. декана химического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Степаном Калмыковым о том, как устроена мировая гонка научных открытий и есть ли в ней шанс у России

«НУЖНО ЗАХВАТЫВАТЬ ЗАПАДНЫЕ РЫНКИ»

https://www.kommersant.ru/doc/3547156

 

Министерство культуры РФ отчиталось о работе над Единым государственным реестром объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. В пресс-релизе, разосланном по СМИ, говорится:

    "Ведомство приступило к созданию информационной карты со сведениями об исторических памятниках... Цветом выделена категория объектов: красные — памятники федерального значения, синие — регионального, зеленые — местного значения". В Минкульте отмечают, что в перспективе к Реестру будут обращаться при согласовании градостроительной политики и для общественного контроля над памятниками. Также модель будет полезна бизнесу для "включения объектов культурного наследия в оборот". На начало февраля в Реестре были зарегистрированы 143 876 объектов культурного наследия. Половина из них — регионального значения, 48 процентов — федерального и 2 процента — муниципального.

Почему Минкультуры именно сейчас решило отчитаться о работе над Реестром? В июне 2015 года министр культуры Владимир Мединский, выступая на заседании правительства РФ с докладом о формировании Реестра, заверил, что "к 2018 году эта работа будет полностью завершена". Собственно, именно такую задачу и поставил на том заседании премьер-министр Дмитрий Медведев: "До 2018 года все памятники должны быть внесены в Единый государственный реестр объектов культурного наследия".

    После столь оптимистических релизов Минкультуры в феврале 2018 года грех было не поизучать страницу Реестра на официальном сайте министерства. Результаты изучения приводят в легкую оторопь.

Итак, сначала цифры. Орудуя фильтрами "памятник", "ансамбль" и "достопримечательное место" и укрупняя масштаб, можно получить на карте общее их количество. Памятников электронный Реестр показывает 36 698, ансамблей — 3605, достопримечательных мест — 506. И сразу возникает вопрос: всего получается 40 809, а отнюдь не 143 876. Где еще 100 с лишним тысяч?

От попытки найти в электронном Реестре первый приходящий в голову памятник России — Московский Кремль — легче не становится. Потому что его там... нет.

По запросу "Кремль" умная система Минкультуры выдает на всю великую, единую и неделимую Россию 8 объектов, причем семь из них относятся к Нижнему Новгороду, а еще один — это Зарайский кремль.

Если же активизировать фильтр "ЮНЕСКО", то в Москве и ее ближайшей округе электронный Реестр Минкультуры показывает только три объекта Всемирного наследия. Это Троице-Сергиева лавра, Новодевичий монастырь и — уж не знаю, за какие заслуги — усадьба Мансурово близ Малоярославца (Реестр знает, что это объект федерального значения, но упорно демонстрирует усадьбу по фильтру "ЮНЕСКО". Надеюсь, что в ЮНЕСКО об этом пока не подозревают.)

Но при этом — ни Вознесения в Коломенском, ни Московского Кремля...

    Константин Михайлов комментирует странные лакуны в Едином государственном реестре объектов культурного наследия

«А ГДЕ КРЕМЛЬ?»

https://www.kommersant.ru/doc/3549324

 

Режиссер Алексей Герман-младший рассказал «Огоньку» о том, как снимался его новый фильм.

- От самого Довлатова в сценарии немного. Перед написанием сценария мы встретились со сценаристом Юлией Тупикиной, я предложил ей написать вольную биографию Довлатова.

    Нам сразу стало ясно, что нельзя идти путем классического байопика: родился, служил, не публиковали, Ленинград, Прибалтика, отъезд... Во-первых, если следовать таким путем, на все значимые периоды его жизни у нас останется примерно по 15-20 минут. Это все имело бы, по сути, вид клипа о писателе. Тем более что его окружение постоянно менялось. Во-вторых, мы хотели снять кино еще и о городе Ленинграде той поры. Город Ленинград мне интересен, это и моя юность, помню эти улицы, темень, холод, серый город... У меня с этим городом связаны какие-то воспоминания. Поэтому съемки фильма имели для меня и некий психотерапевтический эффект. Мне было интересно прыгнуть вот туда чуть-чуть. И в итоге решили все замкнуть на Ленинград по многим причинам, в том числе по бюджетной. У нас маленький бюджет, мы снимаем исторический фильм о писателе. Мы понимали, что придется строить город 1970-х фактически заново.

Я был готов к тому, что это будет очень тщательная история. И вот, исходя из этих ограничений, мы решили воссоздать всего несколько ноябрьских дней 1971 года, перед отъездом Довлатова в Таллин. Так, чтобы история была и насыщенной, и стремительной, и лаконичной одновременно.

Андрей Архангельский

«ЭКРАНИЗИРОВАТЬ ДОВЛАТОВА — ЭТО ТУПИК»

https://www.kommersant.ru/doc/3547152

 

"Разбитое сердце" — теперь не только художественный образ, но и диагноз, который все чаще ставят россиянам. "Огонек" узнал о новой болезни.

    «В девяти из десяти случаев причиной болезни становится стресс,— поясняет профессор Гиляров.— Причем это может быть как "обывательский" стресс, например домашняя ссора, плохая новость или давка в утреннем метро, во время которой вам наступили на ногу, так и стресс физический: сильная боль, перелом, хирургическая операция или тяжелый приступ бронхиальной астмы. При этом болезнь, вызванная эмоциональным стрессом, протекает легче, чем та, которую провоцирует физический».

    Механизм недуга выглядит так: во время стресса в кровь выбрасывается большое количество гормонов, часть из которых оказывается губительными для сердечной мышцы. Особые вещества — катехоламины — в буквальном смысле разбивают сердце: из-за их токсического воздействия мышцы в течение нескольких часов теряют эластичность, сердце раздувается, не справляется с работой и может развиться сердечная недостаточность со всеми вытекающими последствиями. Человек же при этом ощущает типичные симптомы приступа: боль в груди с левой стороны, нехватку воздуха и головную боль. Чаще всего в этом случае он попадает по скорой в больницу, где его лечат от инфаркта, хотя болезни эти совершенно разные. При инфаркте закупоривается одна из артерий, которая гонит кровь к сердцу, из-за такой "аварии" ткани сердечной мышцы отмирают.

Чтобы восстановить кровообращение, больным чаще всего вставляют в артерию стент и назначают препараты, которые не дают сгущаться крови. При "разбитом сердце" все эти усилия совершенно бессмысленны.

Елена Кудрявцева  «СТРЕССОМ ПО СЕРДЦУ»

https://www.kommersant.ru/doc/3547964

 

Каждый день ровно в полдень в кафедральном соборе испанского города Сантьяго-де-Компостела собирается разноязыкая толпа уставших, не слишком опрятных и явно прихрамывающих людей. Это пилигримы, прошедшие сотни километров по пути к Сантьяго (святому Иакову) — по главной артерии Европы в Средние века, получившей второе рождение в конце XX столетия.

    Сегодняшние пилигримы мало чем отличаются от своих древних предшественников. Вместо котомки — туристические рюкзаки. Вместо посоха — трекинговые палки. Тот же, что и 10 веков назад, отличительный знак — большая белая раковина (обычно ее вешают на рюкзаки). Схожий быт — ночлежки на 20-30 человек без отопления, с минимумом удобств. Ну и, разумеется, испытания — палящее солнце летом и проливные дожди в остальные периоды (климат в Галисии и Астурии скорее напоминает шотландский, а не тот, который обычно приходит в голову при слове "Испания").

    Что же вынуждает тысячи людей в наш век неделями брести по старинному маршруту под проливными дождями или палящим солнцем?

Павел Тарасенко делится опытом 400-километрового пешеходного паломничества

«ПО СТОПАМ АПОСТОЛА»

 

https://www.kommersant.ru/doc/3547138