Материалы

Журнальный столик. Апрель 2018. Родина

    В журнале "Родина" есть рубрики "Домашний архив" и "Война из семейного альбома", где публикуются письма и фотографии, которые присылают читатели. Часто это семейные истории, связанные с войной, с историями любви. Историями, как ваши мамы, бабушки, прабабушки пережили войну, как ждали любимых, как плакали над похоронкой или со слезами встречали родных,

   "Родина" с 9 апреля объявляет о начале "Месяца любви". Вот первый из откликов: https://rg.ru/2018/04/10/kak-vnuchka-pereneslas-v-den..

    Сергей Лапенков, один из организаторов сайта "Бессмертный полк", тоже хочет, чтобы люди не ограничивались историями о фронтовиках, а рассказали и о своих бабушках, прабабушках - тех, кто ждал солдат с войны, работал в тылу и воспитывал детей. Эти истории на сайте, где сейчас 406 тысяч имен, объединяет одно название - "Любовью победив войну":

https://rg.ru/2018/04/09/liubov-pobezhdaet-istorii-o-..

Все рассказы будут обязательно опубликованы. Любовь побеждает!

 

«ЧЕЛОВЕК ПЕРЕМЕН» - ГЛАВНАЯ ТЕМА НОМЕРА, ПРИУРОЧЕННАЯ К 200-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА II.

    Есть времена дремоты, а есть - скорейших перемен, когда общество приходит в движение. Не страна, а взрыв энергии. И всегда есть автор, тот - кто в эпицентре решений, чья подвижность, яркость и власть создают перевороты во всем.

   Середина XIX века удивительно близка нам. Общество - усталая, напряженная вертикаль. То же брожение в идеях. И всё тот же нарастающий разрыв в технологиях с Западом. И всё то же сильное давление из-за рубежа на границы, на ценности, на способы жить За всем этим - крайняя нужда в авторе перемен. И он появился. Причем высочайший, самый первый, сам государь - Александр Второй.

    Освободитель крестьян. Довел до дела, до ума отмену крепости, зревшую при двух прежних царях. Продавил ее через дворянство (кто без боя отдаст свою собственность?). И пусть не так, как хотел, не полностью - но добил стыд, рабство. "Толпы крестьян и образованных людей стояли перед Зимним дворцом и кричали "ура!". Когда царь показался на улице, за его коляской помчался ликующий народ".

    Великая земская реформа 1864 года. Вместо слепой вертикали - выборность, земские собрания и управы в губерниях и уездах. Никогда этого не было на Руси. Земские школы, больницы, почта, дороги. Состоятельные семьи (в выборах был имущественный ценз) отныне могли лучше, сами обустраивать свои и "низших классов" места обитания. Вертикаль дрогнула, власть рассредоточилась, пусть под губернаторами, стала умнее, быстрее, чем при тупом, прямом подчинении сверху - донизу, по-гоголевски.

   Городская реформа 1870 года. Тоже выборы, городские думы, управы, головы и, самое главное, хозяйство и финансы города - в руках тех, кто в нем живет. Значит, вместо ранжира и приказов сверху - больше благоустройства, местного процветания.

    Университетская реформа 1863 года. Минимум вмешательства извне в жизнь университета, максимум свобод и выборности внутри него. Университетские собрания, правление, суд, открытость и подотчетность им в расходах. Высочайше утвержденная отправка за границу будущих светочей. И, наконец, рост в два раза жалованья профессуре.

    Реформа школьного образования 1864 года. Множественность видов школ на любой вкус и для любого сословия, больше реализма в том, как учат, расширение программ, больше открытости, меньше государства. За время царствования Александра II рост числа школ, училищ и гимназий в 2,7 раза, учащихся - в 2,5 раза. И еще - узаконение женского образования. Женские училища и гимназии с 1856 года, высшие курсы, особенно - в медицине, акушерстве, учительстве с середины 1860-х. Наперекор "непристойности" и "невозможности" для женщин быть в просвещении.

   А судебная реформа по европейскому образцу! С 1864 года гласность и независимость суда, отделение судебной от административной власти, уничтожение сословности судов, адвокатура, состязательность и право на защиту, мировые судьи и их выборность, суд присяжных, отделение следствия, институт независимой прокуратуры (надзор и обвинение), новая иерархия судов, обжалования и кассации и, наконец, "капитальный ремонт" нотариата. Мы и сегодня - в том же по смыслу судебном мире.

    Армейская, финансовая реформа, реформа печати. За 25 лет - физически другая страна. За время Александра Второго население Европейской России (50 губерний) увеличилось более, чем на 20 млн человек.

    Железнодорожный бум, вместе с другими странами, не отставая от них. В 1848 - 1858 годах ежегодно строились 79 км. железных дорог, в 1858 - 1868 годах - 394 км., в 1868 - 1874 годах - 1869 км. в год. Только с 1856 г. по 1871 г. число механических заводов в 50 губерниях Европейской России выросло с 31 до 165, число рабочих на них почти в 5 раз. В десятки раз увеличился ввоз иностранного оборудования в Россию. Это был своевременный поток перемен. Он мог случиться несколькими десятилетиями раньше или гораздо позже. Но был создан, сделан вручную - только тем, кто готов был упорствовать, насаждать, искать компромиссы, переламывать всё "сверху". Имя ему - Александр Второй.

   Он мог бесконечно устать, у него были острейшие личные драмы, он мог негодовать на неблагодарность - его, освободителя - 15 лет пытались убить. 1866, 1867, дважды в 1879, 1880, 1881 - шесть покушений. Он обвинялся в жестокостях, и его государственная машина была, действительно, неумолима. Но какой же неуклонностью нужно было обладать, чтобы после 25 лет, полных испытаний, войн и отступлений, желать открыть дорогу, пусть первую, пусть дальнюю, пусть через множество комиссий, но - к парламентаризму в России!

Именно такой план ждал его подписи в день последнего покушения…

Яков Миркин (доктор экономических наук)

«ЧЕЛОВЕК ПЕРЕМЕН»

 

    Поражение в Крымской войне подорвало престиж России как великой державы и продемонстрировало ее отставание от развитых европейских стран. Перед империей остро встал вопрос модернизации. Главные деяния императора, вошедшего в российскую историю Царем-Реформатором.

 Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук)

"СИЛА ГОСУДАРСТВА... В НРАВСТВЕННЫХ И УМСТВЕННЫХ ЕГО КАЧЕСТВАХ"

https://rg.ru/2018/04/10/rodina-reformy-aleksandra-II.html

 

    "Имя Александра II принадлежит истории; если бы его царствование завтра же окончилось - все равно начало освобождения сделано им, грядущие поколения этого не забудут...". А.И. Герцен (1812-1870), писатель, публицист.

Современники и потомки о творце великих реформ и побед.

"ЕГО СЕРДЦЕ ОБЛАДАЛО ИНСТИНКТОМ ПРОГРЕССА..." https://rg.ru/2018/04/17/rodina-sovremenniki-i-potomki.html

 

    Приняв сан самодержца великой империи, Александр II тут же стал целью кучки профессиональных охотников за царями.

Юлия Башарова «ВСЕ ПОКУШЕНИЯ НА ЦАРЯ-РЕФОРМАТОРА» https://rg.ru/2018/04/16/rodina-vse-pokusheniia.html

 

    Преобразования 1860-70-х гг. породили острые проблемы и противоречия. По словам обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева, перестройка, начатая Александром II и многими мыслящими людьми поддержанная, скоро продемонстрировала "разрушительные последствия буржуазной эволюции".

Споры о наследии императора Александра II.

Юлия Кудрина (кандидат исторических наук) "ВАМ ДОСТАЕТСЯ РОССИЯ СМЯТЕННАЯ..." https://rg.ru/2018/04/18/rodina-nasledie-aleksandra-ii.html

 

    Есть имена, удел которых светить отраженным светом фигур первого плана. Они - герои сносок и персонажи развернутых примечаний. Им никогда не занять в Истории место первых. Но очень хорошо, что сегодня эти люди возвращаются к нам своими честными - и столь злободневными - воспоминаниями...

    "Переживая все настоящее и живя в прошлом, я не могу не благодарить Создателя, что он уберег меня от самого ужасного - переживания угрызений совести и сохранил еще во мне на шестьдесят седьмом году моей жизни радость бытия и веру, что придут пусть после нас лучшие дни, когда настанет действительное равенство между людьми и ничьи интересы не будут приноситься в жертву ни классам, ни партиям". П. Н. Перцов.

    Он построил сотни километров стальных магистралей по всей России. Всей Москве был известен удивительный «Дом Перцова», возле которого до сих пор застывают в изумлении туристы. Он всю жизнь строил свое дело без взяток и откатов. А накануне Первой мировой войны получил прозвище Генерала Белой ромашки – за то, что щедро тратил честно заработанные деньги на больных туберкулезом. Только в Москве в этот день продавали до полутора миллионов цветков ромашки, а доходы шли на помощь больным. В годы Первой мировой войны Перцов бескорыстно занимался организацией инженерно-строительных дружин, помогавших военным инженерным частям осуществлять фортификационные работы в тылу.

    Окончив с серебряной медалью классическую гимназию, Петр Перцов поступил в Институт инженеров путей сообщения в Петербурге. Российская империя переживала настоящий железнодорожный бум, но институт, увы, не считал нужным корректировать учебные планы. Это совершенно не устраивало амбициозного студента Перцова.

    "Курс железных дорог был слабее всех остальных, а об устройстве, ремонте и содержании шоссейных и обыкновенных дорог упоминалось лишь вскользь. Водные сообщения также не были выдвинуты на первый план. По производству земляных и каменных работ не давалось почти никаких практических указаний, да и теория их, по-видимому, мало интересовала лекторов. ... Об экономических изысканиях не было и речи. По эксплуатации и отчетности не давалось никаких указаний. Такие существенные вопросы, как изучение условий движения грунта и борьба с ними не составляли также предмета специального преподавания. Даже борьба со снежными заносами на дорогах, столь обременительная для железнодорожного бюджета, не была удостоена особым вниманием преподавания".

    На излете жизни Петр Николаевич сделал убийственный вывод о том, кого готовил институт:

"Получалось впечатление, что инженеры готовились исключительно для департаментов министерства и для инспекции, а не для работ. Сколько у государства было бы сбережений и сколь прочнее были бы дороги, ежели бы преподавание инженерных наук в институте более отвечало действительной потребности страны в строителях-практиках"...

    Сам Петр удачно избежал канцелярского болота. Для выпускника института  государственная служба по железнодорожному ведомству не стала синекурой. Свою работу Перцов не без основания называл каторжной: бывали недели, когда на сон оставалось не более двух часов в сутки. Инженер шел на острие прогресса, и вместе с ним в российскую глубинку приходила цивилизация. Петр Николаевич резонно рассчитывал, что получит место начальника службы движения одной из казенных железных дорог. И когда на освободившуюся вакансию Петербург прислал незнакомого с местными условиями чиновника, счел себя глубоко оскорбленным допущенной несправедливостью...

   Перцов подал в отставку, и лишь тогда начальство всполошилось. Сам министр путей сообщения Сергей Юльевич Витте безуспешно пытался удержать его от этого шага. Но инженер проявил твердость: ушел с государственной службы, стал подрядчиком, занялся предпринимательской деятельностью. И уже через два года заработал 50 тысяч рублей, что по тем временам было очень внушительно. Он участвовал в строительстве свыше 1000 километров стальных магистралей: Самаро-Уфимской, Уфа-Златоустовской, Екатеринбург-Челябинской, Симбирской, Тимирязево-Нижегородской, Коканд-Наманганской, Западно-Уральской и Северо-Восточной Уральской железных дорог. Далеко не все подряды были выгодными. Но инженер-путеец руководствовался не коммерческим интересом дела, а профессиональной гордостью специалиста своего дела…

    В деловой лексике тех времен еще отсутствовало слово "откат", но существование "безгрешных доходов" уже не было секретом. Перцов принципиально избегал подобных способов быстрого обогащения, и это было всем хорошо известно. Взяток ему не предлагали и взяток от него не требовали. "Репутация наша в этом отношении была столь установившейся, что никто из начальствующих и не дерзнул бы предъявить нам свои требования, зная, что они не будут удовлетворены. Ни в какие сделки по выполнению работ мы никогда ни с кем не входили. Никогда во время постройки мы не учитывали выгодность или невыгодность тех или иных работ, исполняли их по долгу совести и по законам техники. И всегда ставили во главу угла срочное, а при возможности и досрочное окончание работ, хотя бы с некоторым недополучением при этом".

    В такой деловой этике не было ничего экстраординарного. Качественную работу мог выполнить лишь обустроенный и сытый работник. А чуждающийся взяток подрядчик с кристально чистой деловой репутацией отпугивал от себя аферистов и прощелыг, чем избегал дополнительных финансовых рисков. Честность, в конечном итоге, оказывалась выгодным делом. Деловая репутация важнее прибыли.

    Эта ценность, увы, не успела укорениться в России. Если бы ей удалось прижиться на рубеже XIX-XX веков, то ход отечественной, да, пожалуй, и мировой Истории был бы иной. Но не сбылось...

Слишком мало было в Российской империи людей, подобных инженеру Перцову…

Семен Экштут «РЫЦАРЬ "БЕЗОТКАТНОГО" ПРОИЗВОДСТВА»

https://rg.ru/2018/04/17/rodina-exlibris-percov.html

 

    "Русский человек, не в пример иностранцам, обладает одною органическою особенностью. Мужик ли он или графиня, живет ли по нянюшкиным сказкам или по Льву Толстому, он одинаково не считает предосудительными три вещи: проехаться даром по железной дороге, попросить на чаек и купить за дешево дорогой товар... Эта скабрезная особенность присуща в особенности москвичам...", - писал в 1885 г. А. П. Чехов.

   Зная страсть жителей Первопрестольной к экономии, московский торговый люд в честь Пасхи устраивал небывалую "дешевую продажу", прозванную жителями "дешевкой". Пасхальные распродажи проходили во всех крупных торговых городах империи, однако "московская дешевка" получила наибольшую известность. В 1890-е гг. слово "дешевка" в значении дешевой распродажи товаров или места такой распродажи повсеместно вошло в обиход, что отразилось в "Словаре русского языка" под ред. Я.К. Грота.

    Появление в конце XIX - начале XX в. такого явления, как "обычная пасхальная дешевка", было связано с демократизацией моды, с переходом от заказа к конфекциону - производству готового платья на продажу - и со стремительным развитием торговли готовым платьем в столичных городах.

    Мода подчиняла своим требованиям промышленное производство и становилась доступной не только избранной верхушке, но и широким слоям населения. Так, если в 1882 г. в Москве насчитывалось всего 225 заведений, торговавших готовым платьем, то по переписи 1902 гг. их количество увеличилось до 80033. Изменилась и организация торговли. Начиная с 1870-х гг. в центре Москвы один за другим возникают пассажи - галереи магазинов с внутренними переходами и рядами лавок, расположенных в едином закрытом пространстве, ставшие "явлением культуры, символом процветания и прогресса в России XIX века…

    Фешенебельные магазины с любезными приказчиками и "prix fix" соседствовали здесь с небольшими лавками для покупателей среднего достатка, ассортимент товаров был широчайшим, кругом пестрели вывески и красиво оформленные витрины. Здесь всегда было много покупателей и праздношатающейся публики из жителей и гостей Первопрестольной. Особенно людными становились торговые районы Москвы в дни "большой весенней продажи по дешевым ценам".

   "Со вчерашнего дня началась традиционная "дешевка", - описывал происходящее московский корреспондент, - Окна магазинов запестрели аршинными плакатами. Витрины и прилавки завалены горами разнообразного товара или вышедшего из моды, или несезонного; попадается и залежалый. Крупные магазины Кузнецкого Моста, пассажей, Новых рядов полны дамами. "Остатки" раскупаются нарасхват, вещи с браком в суматохе окончательно доканываются. Розничные магазины крупных фабрикантов в пассажах часто не вмещают желающих, и публика извивается длинным "хвостом". "Магазины модных тканей брались дамами приступом, - вторил ему другой очевидец. - Хотя давно все убедились, что на дешевке цены не ниже обыкновенных, тем не менее дешевая распродажа привлекает массу покупателей. В Гостином дворе для уцененных товаров перед лавками устанавливали специальные временные прилавки, на которых кучами лежали разные товары, "и в них покупательницы копались, как куры"

Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук)

"ДАМЫ С ОБЕЗУМЕВШИМИ ЛИЦАМИ... МЕТАЛИСЬ ИЗ МАГАЗИНА В МАГАЗИН"

https://rg.ru/2018/04/02/rodina-rasprodaji.html

 

    200 лет назад в Москве открылась типография, в которой впервые были напечатаны издания Грибоедова, Пушкина, Жуковского. До сего дня книги, выпущенные Августом Семеном, высоко оцениваются на аукционах России и Европы, являются гордостью государственных музеев и библиотек. Несмотря на это, в истории типографии остается много вопросов, которые предстоит раскрыть.

    2 марта (19 февраля по старому стилю) 1818 г. император Александр I утвердил прошение российского подданного француза Августа Семена (Auguste-Rene Semen; 1781/1782-1862) об открытии частной типографии в Москве. В том же году Семен напечатал "Образцы шрифтов", манифест своего типографского искусства и поэтический сборник произведений В.А. Жуковского на немецком и русском языках "Fr wenige" ("Для немногих"), "эксклюзивный госзаказ", предпринятый для обучения русскому языку и литературе великой княгини Александры Федоровны, молодой жены будущего императора Николая I. Так началась яркая история типографии Августа Семена, напечатавшей за 28 лет около 1000 книг.

    В то время в Москве работало немало государственных и частных типографий. Из наиболее известных следует назвать типографии Московского университета, Лазаревского института восточных языков, Синодальную типографию, частные типографии Н.С. Всеволожского, С.И. Селивановского, А.Г. Решетникова.

    Типография Августа Семена – являла собой образец французской культуры типографского дела. По неписаным правилам не только само издание, но и все, что с ним связано, должно было выглядеть идеально, даже счет на оплату печатных работ. В архивных хранилищах сохраняются документы такого рода, и нередко они представляют собой буквально клочок бумаги. Счета же Августа Семена - произведение типографского искусства: для него был создан особый печатный бланк с тройной рамкой и аллегорической виньеткой…

    Жизнь Семена была полна неожиданных моментов. В сентябре 1812 г., незадолго до вступления в Москву Наполеона, его вместе с другими московскими французами выслали под надзор губернатора в Нижний Новгород, разлучив с молодой женой и новорожденным сыном почти на два года. Семен был масоном (по крайней мере, до 1812 г.) и постоянным прихожанином французской католической церкви св. Людовика, что не помешало Синодальной типографии, выпускавшей книги для Русской Православной церкви, пригласить его для руководства печатными работами. Эта служба, которую Семен исправно выполнял на протяжении 30 лет, принесла ему несколько государственных наград.

     Загадкой для исследователей стала судьба личной библиотеки Августа Семена. Известно, что он собирал все книги, которые печатала его типография, и хранил их в своей спальне в шкафу из красного дерева и на книжных полках. Эта уникальная коллекция была завещана им старшей дочери - незамужней московской учительнице Луизе Семен (1824-1902), и после смерти типографа в 1862 г. должна была перейти ей по наследству. С тех пор следы этой библиотеки утрачиваются. Однако шесть лет назад на одном книжном аукционе Москвы появился экземпляр, происходящий, по всей видимости, из этой уникальной коллекции. Речь идет об издании "О подражании Иисусу Христу" Фомы Кемпийского, напечатанном Семеном в 1834 году. На верхней крышке цельнокожаного переплета размещен вензель, знакомый нам по изданиям Семена, - сплетенные буквы "А" и "С"….

Анна Маркова

«ТИПОГРАФСКИЕ ШЕДЕВРЫ ФРАНЦУЗА АВГУСТА СЕМЕНА» https://rg.ru/2018/04/04/rodina-tipografiya-avgusta-semena.html

 

https://cdnimg.rg.ru/pril/fascicle/3/59/30/35930-1522330608.pdf